Статьи

Выход из кризиса для отелей и санаториев: Реальный опыт! Часть 3

Дмитрий Богданов и Надежда
Часть 2 - читайте по ссылке

Надежда: Наверное, не ошибусь, если скажу, что для многих людей имидж санатория «Знание» сформировался благодаря Вашему личному имиджу и репутации. Яркий пример успешного личного бренда, работающего на бренд организации. Как Вы к этому пришли?

Дмитрий: Когда я смотрю и слушаю выступления про личный бренд в России, у меня остатки волос встают дыбом. Жуть! Со всех сторон звучат призывы: «А давайте мы вас научим личному бренду!». Ребята, личный бренд формируется совсем иначе. Вы сделайте хороший продукт, максимально подходящий для ваших целевых аудиторий, и сделайте его максимально доступным для этих ваших аудиторий. Я всегда рекомендую не сосредотачиваться на одной целевой аудитории, а работать с тремя-четырьмя. Сделайте так, чтобы ваш продукт был безоговорочно лучшим в городе, регионе, стране, и спокойно и грамотно его продавайте, учите клиентов, партнеров и сотрудников грамотной продаже, и тогда у вас будет сильный личный бренд. Если же вы делаете не очень хороший продукт, но пытаетесь за счет PR инструментов повысить свою известность, то вы просто повышаете известность себя как человека, не умеющего делать хороший продукт. Поэтому я рекомендую скептически относиться к предложениям обучения личному бренду. А если идти учиться, то к тому человеку, который личным примером на протяжении ряда лет показал, как это нужно делать. Повторюсь: выберите нишу и подготовьте лучшее предложение. Просто добросовестно делайте свою работу хотя бы первые 20 лет.
У меня задача личного бренда не стояла никогда от слова «совсем». Просто хотелось сделать хороший продукт.

Надежда: Большое количество публикаций, видеопостов, которое Вы производите каждый день, это для Вас работа по определенному плану или это часть образа жизни, хобби или что-то другое?

Дмитрий: И то, и другое. Эффективность получается тогда высокая, когда ты одним своим действием сразу решаешь несколько задач. Я же не только руководил санаторием «Знание» и этим ограничивался. Я вхожу в состав Общественного совета Ростуризма и возглавляю там Комиссию по санаторно-курортной сфере. Есть целый ряд вопросов, которые я решаю и как член Общественного совета, и как руководитель Комиссии по санкуру. Важно ли здесь обеспечивать определенный информационный поток, который приносит пользу всей сфере и всей стране? Конечно, важно. Кого-то достойного надо отметить и похвались публично, кого-то поблагодарить, рассказать о каком-то негативном примере, поделиться зарубежным опытом коллег, обсудить принятые решения федерального или регионального уровня. А еще могу порекомендовать какую-то книгу, рассказать о встрече с кем-то из друзей или партнеров, похвалить за что-то Зарину Валерьевну Догузову.
А какие-то решения власти принимают неправильно. И об этом тоже надо писать. Если я напишу один раз в день про санатории, один раз в день про погоду в Сочи, один раз в день совет тем, кто собирается в санаторий, за день набегает 10 публикаций точно. Моим подписчикам скучать не приходится, поэтому я сразу предупреждаю, что если вам надоело – отписывайтесь, но пока получается наоборот: подписываются даже те, кто занимается совершенно другими бизнес-вопросами, но им по какой-то причине интересно то, о чем я пишу.
Работа с информацией, правильное информационное сопровождение того, что мы делаем, – это одно из важнейших условий развития любой сферы, которой мы занимаемся. Это важно даже для маленького предприятия и даже для отношений в семье между мужем и женой. Отсутствие нормального обмена информацией с обеих сторон приводит к определенным проблемам, а тем более, когда в проекте участвуют сотни и тысячи сотрудников и сотрудники предприятий-партнеров. И невозможно в одной публикации, ролике или фильме все рассказать, поэтому приходится снова и снова отвечать на вопросы, рассказывать и вести просветительскую деятельность для разных аудиторий: для клиентов, для органов государственной власти. А если не давать обратную связь по решениям органов власти, то можно через пару месяцев оказаться в тяжелейшей ситуации. Например, осенью было принято непродуманное решение по тому, как организовать движение из Адлера в Красную Поляну. Чем это закончилось? Тысячи людей вывалили на улицу и перекрыли федеральную трассу сразу в нескольких местах. То есть мы понимаем, что уровень проработки решения – ниже плинтуса, и информационное сопровождение вообще никакое. Это был вопиющий пример, а ведь много решений случаются, и мы потом с ними мучаемся, хотя при правильном информационном сопровождении было бы все иначе.
Вот нас учат читать-писать, но не учат правильно организовывать информационное сопровождение, а я считаю, что каждый человек должен уметь правильно рассказать о себе, о своей семье, о своем деле, о своем предприятии в зависимости от того, кто тебя слушает и слышит. Нас учат массе вещей, а этого важного навыка у многих нет. Возникает куча проблем и куча неэффективностей. Поэтому, когда говорят о soft skills, обычно я слышу вульгарный подход к этому делу, хотя люди, которые этим занимаются, часто ответственные и добросовестные. Я бы собрал бы их всех вместе и переучил, а сегодняшний уровень вызывает у меня глубокий скепсис.

Надежда: Вся эта работа по трансляции своего мнения вовне приносит Вам удовольствие?

Дмитрий: Я стараюсь наслаждаться любыми обстоятельствами. Это всегда выбор самого человека – страдать или наслаждаться. Вспомним Платона и его две парадигмы, в которых может жить человек: избегать страданий и стремиться к удовольствиям или избегать порока и стремиться к добродетелям. И это не всегда связано с удовольствием. Второй путь мне все-таки ближе, и я стараюсь на этом пути наслаждаться любыми обстоятельствами, за исключением трагедий. Наслаждаться и тем, что ты делаешь, и с кем общаешься, и тем, что происходит. Все-таки каждый отдельно взятый миг нашей жизни дает нам такую возможность, и незачем превращать нашу жизнь в череду моментов страданий. Гораздо лучше, если жизнь будет состоять из моментов удовольствий, хотя это труд, как в принципе и все другое. Работать с информацией – это труд, учить других – это труд, рассказывать – это труд, писать – это труд, разбирать конфликты – это труд. Всему этому надо учиться и этим надо заниматься на десятилетия вперед. Я предпочитаю наслаждаться.

Надежда: Если вернуться к продвижению санатория «Знание», то каковы были основные принципы маркетинговой политики и основные каналы продвижения?

Дмитрий: Нужны ли хорошие фотографии? Конечно, причем снова и снова. Нужны ли хорошие видео? Конечно. Нужны ли они снова, снова и снова? Конечно: для Инстаграма, для YouTube, для СМИ. А если у тебя хорошее предложение по самой лучшей цене в России и в мире, и ты можешь об этом хорошо рассказать не только сам, но и с помощью хороших сотрудников и хороших партнеров, то рано или поздно о тебе всё равно будет узнавать всё больше и больше людей. Пройдет период скепсиса, без него не бывает, но интерес к тебе будет расти. А если люди еще увидят, что ты не обманываешь, то рост этого интереса будет набирать объемы, а ты будешь продолжать обеспечивать хорошие публикации, хорошие видео, хорошие фотографии, обеспечивать хорошие отзывы, разговаривать об имеющихся проблемах.
Люди все равно любят честный разговор. Это чиновники у нас любят слащавые разговоры, потому часто на совещаниях мы слышим, что у нас все хорошо, а о проблемах начинают говорить тогда, когда у нас полный швах. А по мне – спокойно можно разговаривать о хорошем и так же спокойно о проблемах. На 4-5 публикаций по хорошей тематике можно давать одну публикацию о проблемах. Если негатива слишком много, то люди перестают это читать.

Надежда: Почему многие санатории в России не смогли превратиться в успешный круглогодичный объект, которым стал под Вашим руководством санаторий «Знание»?

Дмитрий: У нас негде учиться правильно организовывать работу санатория. Во-первых, это сложный продукт: здесь и отель, и медицинский центр, и рынок частного клиента, и рынок корпоративного клиента. То ли подчинение Минздраву, то ли Ростуризму. Я занимался и гостевыми домами, и отелями, и пансионатами, поэтому мне есть, с чем сравнить. У нас и с гостиницами все очень непросто. Я часто вижу достаточно добросовестный подход со стороны собственника и генерального директора, которые каждый день проводят на объекте, держат ситуацию на контроле, проводят ежедневные совещания, активничают в интернете и соцсетях, но их продукт не впечатляет.
А для меня очевидно, что надо уметь находить свои уникальные ниши. Даже два соседних отеля, которые друг на друга абсолютно похожи, могут быть разными. Нужно выстраивать продукт в соответствии с этими нишами, и еще нужно уметь дарить своим клиентам и партнерам эмоции. Учиться гостиничному делу особо негде, санаторному делу тоже особо негде. И в итоге получается так, что результат огорчает. Многие при этом говорят: «Нет ресурса, нет инвестиций, нет денег, как мы можем стать лучше?» Получается замкнутый круг, который трудно разорвать. Но решения есть, они придуманы, и в России их найти можно. Когда я участвую в том или ином консалтинговом проекте, то первое, с чего я начинаю, это с успешных примеров. Есть санаторий «Лаго-Наки» в Адыгее. Там нет моря, нет колоссальных инвестиций, а 92% загрузки по году есть, и есть средний чек в пять с лишним тысяч рублей в сутки с человека. И при этом брони на несколько месяцев вперед, так что далеко не в любой момент туда можно попасть.

Надежда: А кто туда едет? Москва? Краснодарский край?

Дмитрий: Все едут: и Москва, и Питер, и Урал, и Сибирь, и Поволжье, и Краснодарский край. Просто сделан качественный продукт, и хорошо поставлена работа по его продвижению и продаже. Бывает, что мы с Татьяной Мамонтовой, управляющим партнером здравницы «Лаго-Наки», нет-нет, да и поспорим, и я говорю ей, что надо бы еще и вот эту сферу вперед двинуть, тогда будет еще лучше. Но они молодцы, и я их пример очень многим привожу как показательный: как на не очень хорошей основе сделать великолепнейший продукт. Это не единичный пример, такие примеры и объекты есть, но в масштабах страны их пока очень мало.

Надежда: С высоких трибун уже лет десять-пятнадцать звучат призывы вывести санаторно-курортную отрасль на новый уровень, сделав ее конкурентноспособной на международном рынке. Со стороны результат не очень заметен. Мы действительно можем конкурировать в этой сфере на мировом рынке и идем вперед большими шагами? Что-то меняется к лучшему в управлении этой отраслью, или, напротив, наблюдается регресс?

Дмитрий: Я много разговаривал с Ростуризмом на протяжении целого ряда лет. И мне очень приятно, что в увеличении внимания властей к санаториям есть и мой маленький вклад. Я в свое время много общался на эту тему с советником президента Левитиным, входил в Рабочую группу по подготовке госсовета с участием президента. Это был госсовет, посвященный развитию санаторно-курортной сферы. Потом мы бились с правительством, чтобы они утвердили стратегию развития санкура. Сейчас радуемся, что санкур вписали в нацпроект.
Радостно отметить, что практически все крупные отели Сочи превратились в санатории или открыли у себя медцентры. Осенью 2021 года Гранд-отель СПА «Родина» официально объявил об открытии у себя медицинского центра, а также Radisson Collection (бывший Paradise 5* в Имеретинке) тоже открывает большой медцентр. То же самое с «Розой Хутор», курортом Газпрома. «Имеретинский» сделал неудачную попытку создать санаторий совместно с клиникой Ингосстраха «Будь здоров». Но санаторий – это не клиника, это другое. КавМинВоды в этом смысле вообще большие молодцы. Там каждый год открывается по 2-3 новых санатория, причем очень крутых. Ждем открытия санатория «Источник» в Железноводске, это будет два высотных больших корпуса.
Мы в нашей компании – туроператоре «Здоровый мир Сочи» – стараемся каждый год совершать 2-3 обзорных инспекционных поездки, чтобы обеспечивать высокую экспертность наших сотрудников, поэтому мы очень хорошо знаем ситуацию на рынке. На самом деле, сейчас санатории в России безоговорочно самые доступные по цене в мире при достаточно высоком качестве услуги. На мой взгляд, сейчас действительно хороших санаториев в нашей стране около 200, для страны это мало. Но даже из двухсот выбрать то, что нужно именно тебе, – задача не из простых.

Надежда: 200 – это уже немало, все-таки не 20.

Дмитрий: Я-то мечтаю, чтобы каждый россиянин ездил раз в год в хороший санаторий, поэтому нам нужно построить или реконструировать еще несколько тысяч санаториев в стране.

Надежда: Почему отели сегодня стараются устроить на своей базе санатории? Это дает возможность дольше удерживать гостей?

Дмитрий: Вот смотрите: приехал человек в отель и заплатил, допустим, 10 тысяч рублей, за проживание с завтраком. Скорее всего, это не последние деньги у человека. Практика показывает, что на месте люди обычно платят столько же, сколько заплатили за проживание с завтраком. 5% не готовы доплачивать, 10% готовы потратить больше, чем заплатили, а 85% готовы потратить столько же. Что делают отели, чтобы забрать эти дополнительные деньги? Некоторые отели создают систему «все включено», но давайте честно: не так уж много каждый из нас сможет съесть и выпить, и переплачивать за это уже не модно. А вот потратить на самого себя, понимая, что это полезное удовольствие, нацеленное на поддержание здоровья, люди готовы, причем они готовы заплатить даже больше денег.
Возьмем девушку, которая много работает и которая понимает, что при интенсивном графике работы ей хочется и через 10 лет выглядеть и чувствовать себя молодой и энергичной. Поэтому, приехав в отель, она, скорее всего, возьмет себе массаж, СПА, какие-то косметологические процедуры. При этом она берет с собой ребенка и готова заплатить за хорошую анимацию для детей и какой-то тематический вечер с ужином. И если мы сравним три сценария – отель с завтраком, отель на «все включено» и хороший санаторий, то понятно, что в санатории человек с гораздо большим удовольствием оставит больше денег. И потом вернется еще раз, чтобы снова почувствовать на себе эффект оздоровления. При этом если к морю с детьми люди обычно выезжают летом, то в санаторий можно отправиться круглый год, необязательно ждать лета. Таким образом, с точки зрения инвестора и руководства, санаторий дает несравнимо более высокий уровень добавочной стоимости, чем обычный отель. При этом денежный поток возрастает сразу с момента запуска медицинского центра, а инвестиции в медицинский центр могут окупаться за полтора-два года.

Надежда: Правда? Мне казалось, что дорогое медицинское оборудование будет долго окупаться, особенно когда в стоимость путевки уже включено какое-то базовое лечение без дорогостоящего оборудования.

Дмитрий: В ряде случаев оборудование может окупаться 5-10 лет, но дорогое оборудование сразу дает хороший денежный поток в момент старта. И здесь инвестор сам для себя решает, может ли он вложить большие деньги в классическую бальнеологию, в строительство отдельного медицинского корпуса. Но в этом случае он еще и обзаводится активом помимо медицины. И этот актив тоже, скорее всего, будет в ближайшие 5-10-15 лет расти в цене. Просто у нас большинство людей не умеют считать.
Я редко задаю каверзные вопросы инвесторам и владельцам, стараюсь беречь их нервную систему, а с главными бухгалтерами и финансовыми директорами беседую часто. И редко встречаю тех, кто может посчитать элементарную себестоимость койко-дня в отеле или санатории. Люди не знают, как считать. К примеру, разговариваю с главбухом крупного банка. Диалог обычно такой:
- Дмитрий Владимирович, я скептически отношусь к Вашему утверждению, что Ваше предприятие может быть убыточно на протяжении многих месяцев и при этом быть самым процветающим предприятием на рынке.
- Запросто. Мое предприятие может показывать убытки в течение месяца, года, пяти лет и при этом быть самым процветающим предприятием на рынке. Давайте так: я скажу Вам одну фразу, и Вы со мной согласитесь.
- Давайте!
- А Вы точно этого хотите? Потому что тогда вся Ваша система взглядов, с которой Вы жили много лет и стали суперуспешной, полетит в тартарары?
- Говорите.
- С Вас бутылка рома.
Потом я говорю одну фразу, и все сразу соглашаются. Да, у нас так не думают. Мы в большинстве своем плохо подготовлены в разрезе знаний по экономике, маркетингу. Вроде бы маркетологов много, а ярких решений нет. Чуточку понимают, как работать с целевыми аудиториями, но когда сравниваешь с тем, как работают в Европе, понимаешь, что нам до них, как до неба.

Надежда: А фразу-то волшебную скажете?

Дмитрий: Нет, только в личном разговоре (смеется). Люди не умеют считать себестоимость, отсюда неверный подход к ценовой политике. Когда мне объясняют свой подход к ценообразованию, я зачастую понимаю, что эти люди вообще не читали ничего по поводу цен. Люди не понимают, что у любого предприятия должны быть предложения, в т.ч. ниже себестоимости и вплоть до бесплатной раздачи товара или услуги в достаточно большом объеме, но этим надо уметь пользоваться. В результате у нас вся экономика предприятий складывается только потому, что либо у клиентов нет выбора, либо все остальные предложения еще хуже. Плюс низкая покупательная способность населения. Такой исковерканный рынок. Предложений должно быть больше, они должны быть ощутимо лучше и где-то дешевле, а где-то дороже.

Надежда: По отзывам гостей «Знания», врачи назначают процедуры, не жалея. При этом есть большой выбор платных процедур. Насколько основная масса отдыхающих склонна заказывать платные услуги, имея лечение, включенное в путевку?

Дмитрий: В путевку включено лечение одного основного заболевания в соответствии со стандартами Минздрава. К примеру, приехала к нам дама, у которой есть проблемы с остеохондрозом, а еще проблемы с нервной системой, с ЖКТ и с органами дыхания, т.к. она недавно переболела ковидом. В путевку будет включено одно базовое заболевание, например, проблемы с позвоночником. Но врач говорит, что можно еще позаниматься и другими органами, но в умеренном объеме, чтобы не было перегрузки, если человек готов доплатить. Не нужно себя долечить до невозможности. При правильном подходе отказываются от всего только 5%, а остальные 95% всегда что-то берут для себя любимых. Это вопрос правильного информационного сопровождения.

Надежда: К пожилым людям это тоже относится?

Дмитрий: Да. Например, Вы сделали подарок маме, купив ей путевку. И, наверняка, еще добавите денег на дополнительные процедуры. Серьезную долю в успехе «Знания» сыграла готовность персонала много общаться с гостями и много объяснять как тем, кто уже приехал, так и тем, кто только собирается приехать.

Надежда: Расскажите, пожалуйста, как родился проект «Серебряный возраст» и «Декада зрелого возраста».

Дмитрий: Я в туризме давно. До 2008 года моя компания занималась в основном корпоративными продажами: крупные предприятия, организации, холдинги. Также ко мне периодически обращались знакомые, которым я что-то рекомендовал, но их было мало. Я не сильно хотел заниматься розничным рынком. Одно дело, когда ты советуешь знакомым, с которыми не нужно решать вопрос доверия, поскольку они и так прислушивались к моему мнению. А другое дело – частники, которые нас не знают, и отсюда куча проблем: недоверие, отмена уже купленных путевок, какие-то претензии и прочее. Но в 2008 году случился кризис, и многие корпоранты начали сокращать свои программы. Тогда мы с сотрудниками подумали, что раз ситуация требует, надо разворачивать продажи в сторону частных лиц. А поскольку мне никогда не хотелось становиться в один ряд со всеми – все продают путевки, и я продаю путевки – то мы придумали программы «Антистресс» и «Серебряный возраст».
Я пошел разговаривать с санаториями на предмет загрузки в межсезонье: «Вы все равно стоите пустыми, давайте я буду приводить к вам каждый месяц 50-100-150 человек, а вы дадите хорошие цены, и мы на вашей базе сделаем программу «Серебряный возраст». Поначалу развитие шло медленно, но в полный рост мы развернулись в 2011 году, когда внедрили эту программу на базе санатория «Знание», здесь уже было не 50 мест, а почти 1000, и мы могли позволить себе чуть другой бюджет на продвижение, плюс хорошую цену. И мы сразу на нескольких объектах этот проект запустили. А по 990 рублей чего же не приезжать?!
Это позволило санаторию «Знание» из глубоко убыточного объекта шагнуть в хороший плюс. Программа «Серебряный возраст» официально запатентована, это официальная торговая марка туроператора «Здоровый мир – Сочи», и мы нацелены на то, чтобы как можно больше санаториев в разных городах и регионах внедряли эту программу в межсезонье, решая и свои финансовые задачи и становясь более доступными для людей зрелого возраста.

Надежда: А на старте другие санатории активно в нее включались?

Дмитрий: Сначала было тяжело. Опять же из-за неумения многих здравниц считать и правильно складывать цены. Я говорю:
– Давайте сделаем цену 990 рублей.
– Так у нас же себестоимость 1200 рублей!
– Ничего страшного, оказываете услуг на 1200, а продаете за 990.
– А как это мы будем в минус торговать?
– Но если ты оставил пустой номер, то у тебя убытков 900 рублей. А в моей схеме убытков меньше 300 рублей. Ведь очевидно же, что моя схема лучше!
И вот ходишь и убеждаешь директора и главного бухгалтера, что это выгоднее: «Что же вы такие деревянные в плане экономики?!» А некоторые говорят: «Это еще зимой работать?!» Так не тебе же работать, дай возможность сотрудникам зарабатывать деньги и жить лучше. Но лень-матушка доводит до маразма. И таких примеров можно и сейчас много привести. Люди отказываются от правильных решений, принимая катастрофические решения, которые каждый год их топят, но продолжают настаивать на своем. Они решают так, как умеют. А потом мы удивляемся, почему все, что мы делаем, неэффективно. А ведь все придумано, и все есть. Очень часто мои рассказы – это глас вопиющего в пустыне.

Надежда: В Вашей программе «Серебряный возраст» большая часть посвящена познавательной составляющей: лекции, мастер-классы и прочее. Почему Вы пошли по этому пути?

Дмитрий: У меня два больших просветительских проекта федерального масштаба: «Раз в год в хороший санаторий» и «От возраста для жизни к возрасту счастья». Суть в том, что период жизни, когда человек уходит из активной экономической деятельности, должен быть не второстепенным периодом жизни, а главным периодом и временем главных свершений.

Надежда: Как интересно!

Дмитрий: Но чтобы этот период стал таковым, нужны новые знания, умения и новые навыки. Подобно тому, как в детском саду учатся одному, в школе – другому, в институте – третьему, на курсах – четвертому. Точно так же и в пенсионном и предпенсионном периоде надо учиться новому, чтобы сделать этот период значимым.
Мы уже 20 лет мониторим всё, что в мире придумано по этому поводу, и собрали множество техник, практик и полезных знаний. Любой человек предпенсионного и пенсионного возраста может проанализировать свою жизнь, систематизировать полученный опыт, дополнить его знаниями, полученными человечеством, красиво упаковать для нескольких ключевых целевых аудиторий и превратить его таким образом в классный социальный капитал. Мы с этой целью больше 10 лет назад начали создавать в Сочи Народный университет. Почти 12 лет без перерыва в нем каждую неделю проходят занятия, причем мы принципиально не берем никаких грантов, а учимся решать эти вопросы своими силами.
Я стал рассказывать об этих практиках по всей стране, и с 2015 года мы стали проводить фестивали в Сочи. Первый раз фестиваль продолжался 4 дня, мы делились нашими наработками и предлагали людям делиться их наработками. Фестиваль называется «Декада зрелого возраста» – фестиваль здоровья, знаний и хорошего настроения. Потом мы поняли, что 4 дня мало для перемен в голове. Раз люди все равно приезжают в санаторий на 12-14 дней, то формат фестиваля расширился до 10 дней, и мы все эти дни используем в целях просвещения. Приезжает огромное количество людей. В 2019 году был рекорд – 3 000 участников. Адлер был заполнен нашими гостями. А мы хотим вырасти до 15 000 участников после пандемии.

Надежда: Участники платят что-то за образовательную программу?

Дмитрий: Все просветительские мероприятия у нас бесплатные. Мы приглашаем хороших спикеров и договариваемся, что это их вклад в общее дело. С объектами размещения договариваемся о хороших ценах, в т.ч. ниже себестоимости, и это их вклад в общее дело. А темы – здоровье, работа с жизненным опытом, психология, переговоры, создание и развитие собственных социальных проектов. У нас много примеров, когда люди, побывав у нас, потом запустили свои проекты в родных городах: например, запустили продюсерский центр для поколения 50+, школу спикеров, народный университет у себя в городе, кто-то запустил бизнес. Много всего интересного.

Самое главное, люди учатся ставить себе глобальные цели на свой пенсионный период, учатся повышать эффективность всех членов своей семьи. Оказывается, человек в возрасте может быть очень полезен дочке, сыну, невестке или зятю, причем так круто полезен, что просто «вау». И внукам может быть очень полезен. Можно научиться тому, как стать авторитетом в своей семье за 100 дней, чтобы внук не говорил, что бабушка даже WhatsАрp пользоваться не умеет, а сказал через 100 дней, что его бабуля – огонь! В 2021 году было 25 спикеров, много мероприятий, обширная культурная программа, танцы, вечеринки.

Надежда: По этой программе много возвратных гостей?

Дмитрий: Много. Костяк – несколько сотен. Есть те, кто был все 7 декад. Есть те, кто по санэпидограничениям не приехал в 2021 году, но следил онлайн. Мы стараемся, чтобы это мероприятие было уникальным не только в стране и на постсоветском пространстве, а, может, и в мире. Ведь большинство проектов для старшего поколения нацелено на то, чтобы занять, развлечь, позаботиться о пенсионерах. А у нас философия другая: человек в возрасте может быть полезен другим людям до своего последнего вздоха. Только нужно быть полезным ПРАВИЛЬНО!

Надежда: Золотые слова!

Дмитрий: Если ты не учился этому, ты можешь наделать кучу ошибок. А если ты научился, то можешь принести пользу большому числу людей. Конечно, каждый сам для себя определяет масштаб: только семья, или мой двор, или мой город, или моя страна. Когда человек умеет много полезного отдать в мир, в ответ приходит такая волна благодарности, признания и заботы, которую даже представить было невозможно. Вдруг оказывается, что вокруг есть много людей, которые будут рады тебя поддерживать, общаться, заботиться, проведывать и т.д. Если ты хочешь для себя побольше получать, то нужно сначала отдавать.
Многие пожилые люди жалуются на то, что они никому не нужны. Я обычно спрашиваю: «А сколько любви ты отдаешь в мир? Ты учился много и правильно отдавать любовь в мир? Если ты ничего не отдаешь, то ты и не получишь». Этому можно запросто научиться, придумано множество способов, эти способы апробированы. На днях я знакомил одного хорошего человека в Йошкар-Оле с другим хорошим человеком тоже в Йошкар-Оле. Этому способствует мой очень широкий круг знакомств, в т.ч. и благодаря всем нашим проектам. Я знакомлю москвичей с москвичами, красноярцев с красноярцами, т.е. рядом всегда есть люди, для которых вы можете быть полезны и которые могут быть полезны вам. Я такое количество людей в России научил получать гранты под стоящие проекты, что это уже не сотни, а тысячи людей. И мне приятно, что в этом деле есть прогресс. Словом, у нас есть много проектов, нацеленных на людей зрелого возраста.

Надежда: Откуда Вы черпаете энергию на всю эту деятельность? Сколько часов в сутки Вы спите?

Дмитрий: Стараюсь спать 6,5-7 часов. Откуда приходит энергия? Три уровня. Первый – физиологический уровень (еда, сон), второй – это эмоции: кайфовать от людей, от того, что делаешь. Третий – смыслы и цели. Как правильно работать на всех трех уровнях, давно придумано. Как не совершать ошибок на всех трех уровнях, тоже известно. Поэтому почитал, послушал, попробовал, сделал пилотный проект, научился и практикуешь на всех трех уровнях избегать провалов. В результате получается гармонично.
Обзор